С самых высоких трибун говорят о том, как мы благодарны врачам, находящимся на передовой борьбы с коронавирусной инфекцией. Цветы, памятники, заявления. На деле же, чтобы доказать, что медик умер от ковида, заразившись на работе, родственникам нужно одолеть массу бюрократических препятствий и в итоге узнать – обещанная компенсация им не положена.

 

Предельная нагрузка

Ещё до начала пандемии в Ростовской области проблема кадров в здравоохранении стояла остро, но теперь это стало практически катастрофой. Кто-то из медиков уволился, кто-то и сам оказался на больничном с диагнозом COVID-19.

В конце октября 2020 года тогдашний и.о. министра здравоохранения Ростовской области Александр Крат рассказал, что с начала пандемии заразились 1397 медработников. Особенно тяжёлая ситуация в амбулаторно-поликлинической службе. По словам руководителя регионального здравоохранения, нехватка врачей скорой помощи составляет 350 человек, не достаёт также 500 средних медицинских работников. Врачи в сельских поселениях и районных городах ведут приём с раннего утра до позднего вечера, иногда через их кабинеты проходят 50–70 человек. Из уст вылечившихся звучат слова благодарности в адрес докторов.

А что с обещанными властью выплатам медикам, пострадавшим от короновируса? На деле оказывается, что деньги врачам получить очень сложно. А ещё труднее доказать, что врач умер от коронавируса и заразился им именно на работе! А без этого нечего и думать о получении компенсации.

В одиночку против болезни

Врач высшей категории туберкулёзной больницы г. Морозовска Ирина Гончарова осенью прошлого года приём вела в одиночку. Из положенных 5 врачей остались двое – один в стационаре и один на приёме. С началом второй волны коронавируса количество больных резко выросло, шли с пневмонией, с повышенной температурой и кашлем. Проходили осмотр у доктора Гончаровой и отправлялись на рентген. Обращались и больные из соседних районов, поскольку Морозовск обслуживает два крупных района – Морозовский и Белокалитвинский.

– Как человек очень ответственный и, тем более, врач мама везде носила маску. Кстати, на приёме врачи не из «красной зоны» работают в обычных одноразовых масках, защитные костюмы им не полагаются. С середины октября мама начала чувствовать недомогание, появились признаки простуды. Но она не могла бросить пациентов и доработала до конца недели, с понедельника ушла на больничный. Позже выяснилось, что у мамы тяжёлая форма COVID-19. Лечение результатов не принесло, и 7 ноября мамы не стало, – рассказывает дочь умершего медика Наталья Гончарова.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.